Вход

" - В слове скрыта самая великая энергия, известная на Земле, — энергия человеческого духа" - русский писатель, литературовед, публицист, уроженец с. Веркола Пинежского района Архангельской области Ф.А. Абрамов  (29.02.1920 - 14.05.1983)

Наше имя - на рейхстаге!

Тысячи советских воинов расписались на рейхстаге
Тысячи советских воинов расписались на рейхстаге
        Солнца почти не видно. Послышался тихий, отдаленный рокот. Спустя минуты из-за туч грозно вывалился бомбардировщик. Стремительно припадая к земле, он плюхнулся на летное поле и остановился.

        - Ого, братва! Гляньте-ка, он же на одном движке произвел посадку! Силен!

        Техники и аэродромная обслуга бросились к самолету. Удивленно оглядывая «пешку» и похлопывая по изрешеченным плоскостям, все понимающая братва только прицокивала языками. Кто-то уже взгромоздился на крыло, торопливо открыл фонарь пилотской кабины и остолбенел: «Мужики...» Летчик не мигая смотрел в молчаливое небо... Искромсанный зенитками вместе со своей машиной, пилот все же сумел посадить Пе-2 на одном моторе и тут же умер от ран.
        Очевидцем этого невероятного приземления был авиатехник мезенец Алексей Личутин. Произошло это в 1943 году, на Центральном фронте. Летом того же года едва уцелел и сам Личутин. На военном аэродроме в Гомельской области, у деревни Костюковка, во время бомбежки осколок угодил Алексею в голову. Тяжело контуженного, его увезли в белгородский госпиталь. Провалявшись месяц на больничной койке, наш земляк вволю надумался о войне, о своих моторах, о жизни, которая могла закончиться для него в одно мгновение.


      ...Интерес и любознательность к технике открылись у Леши с самого детства. Окончив шесть классов мезенской школы, он уходит в Каменку и устраивается на катер учеником моториста. Однако скоро переходит в электроцех, а в 1937 году едет в Архангельск на курсы электромонтеров.
       Спустя два года, в октябре 39-го, Алексей уходит в армию и попадает в артиллерийский дивизион под Ржевом. Поначалу вместе с ним служили мезенские парни: Василий Бочкарев, Александр Иглин, Клавдий Коткин, Анатолий Прялухин, Александр Серяков и Георгий Ханзин. Но потом военные дороги земляков разошлись в разные стороны. Алексей Личутин уезжает в Калининскую область учиться в ШМАС - школу младших авиационных специалистов. Получив специальность авиационного техника и звание сержанта, он остается служить в 208-м авиационном бомбардировочном полку.
       Начало войны, как и для большинства советских людей, для Алексея оказалось неожиданным. В воскресенье, 22 июня 1941 года, он был с товарищем в увольнении. Прогуливался по городскому парку в Калинине, беззаботно глазел на танцующие пары, слушал музыку. Когда по репродуктору объявили о предстоящем важном правительственном сообщении, друзья встревожились и поехали в часть. В тот же день состоялся митинг, а 23-го фронтовые бомбардировщики СБ вылетели на первое задание. В воздух поднялся весь полк, три эскадрильи (по шесть машин в каждой), но возвратились из полета лишь единицы. Потери были ошеломляющие. Они продолжались все первые месяцы войны, усугубляясь еще и тем, что бомбардировщики летали в бой без прикрытия.
        Не легче жилось солдату и на земле, возле самолетов. Холодными осенними и зимними месяцами авиатехники, зябко кутаясь в просторные шинельки, не отходили от боевых машин целыми днями. Все обслуживание и ремонт самолетов приходилось делать в полевых условиях, на ветру и морозе. Технари придумывали от ветра платочные задувы, а чтобы не примерзали к ключам пальцы, ставили ящики с инструментами на огонь. Кроме основных штатных работ, проверки уровня воды и масла, наличия топлива, состояния рулей, тяг, приборов, двигателей, плоскостей, фюзеляжа да мало ли еще чего в сложном авиационном деле, приходилось еще и латать в этих самых плоскостях пробоины, устранять неисправности, немыслимые в мирных условиях. В студеные дни мучились с водяным охлаждением, прогревая движки каждые двадцать минут, а недосмотревшие за боевой машиной техники шли прямиком в штрафную роту. Хлебный паек, надо добавить, у младших авиационных специалистов составлял в тот период 300 граммов. К весне 1942 года полк довоевался до того, что в строю не осталось ни одного боевого самолета. Летный состав и авиаспециалистов направляют в Тамбов - переучиваться на новые бомбардировщики Пе-2, превосходящие аналогичные немецкие «юнкерсы».
        Освоив «пешки», Алексей Личутин продолжает боевой путь в 128-м орденов Суворова, Кутузова, Красного Знамени авиационном бомбардировочном полку, который входил в состав 243-й Реченской авиадивизии. Пропахший бензином, маслом и потом сержант из Мезени снова копается в моторах, регулирует клапаны, ремонтирует насосы и фильтры, меняет агрегаты, «зашивает» новые раны на крыльях и элеронах. После известного уже нам ранения на Центральном фронте он догоняет свой полк, отказывается от отпуска и, отдохнув три дня вместо двух недель, опять принимается за работу.
        А работы было по горло. Вслед за наступавшими войсками Реченская авиадивизия все стремительней двигалась на Запад. Поспешая за своими самолетами, наземные службы обживали незнакомые аэродромы. Нередко техникам приходилось перелетать на новое место в кабинах стрелков-радистов. В такие часы Алексей видел землю перепаханной, изувеченной и все же желанной и близкой. Странное дело, почему-то сесть самому за штурвал ему не хотелось.
        Чем ближе была Германия, тем горячей становилось на летном поле орденоносного полка. Взревев моторами, срывались в небо новые и новые звенья бомбардировщиков, унося Гитлеру первомайские «подарки». Когда впереди забрезжил Берлин, работы и вовсе стало невпроворот. В обычные дни «пешки» выполняли два-три боевых вылета, а теперь - по 6-7. Особенно тяжелой оказалась неделя с 26 по 30 апреля 1945 года. Техники сутками не вылезали с аэродрома, засыпая прямо на самолетных стоянках.
Наконец Берлин пал. В два часа ночи 2 мая возбужденный начштаба объявил под всеобщее ликование:
        - Все, хлопцы! Конец войне...
        Ах, как хотелось Алексею Личутину, отвоевавшему на пяти фронтах - Калининском, Воронежском, Брянском, Центральном, первом Белорусском, - обмороженному в 1942-м и контуженному в 43-м году, заслужившему медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», а затем и «За взятие Берлина»... Ах, как хотелось ему хотя бы одним глазком взглянуть на этот Берлин, на проклятое логово, принесшее столько страданий и горя многим людям и странам. Летчики уже насмотрелись, намяли ему бока вдосталь, а технари только и видели промасленные горячие движки, бензобаки да самолетное брюхо с подвешенным боезапасом.
        Нежданно-негаданно возможность посмотреть Берлин улыбнулась сержанту уже на следующий день. Пробравшись сквозь уличные завалы и руины, шестерка парней в советской военной форме оказалась в самом центре германской столицы. Пройдя мимо «поцарапанных» Бранденбургских ворот, друзья повернули вправо и увидели рейхстаг!
        Громадное здание представляло собой страшное зрелище. Обглоданное тысячами пуль и осколков, оно, казалось, в недоумении смотрело своими пустыми черными окнами на собравшихся здесь русских солдат, таких молодых и таких обыкновенных парней. А эти советские парни, собравшись компаниями, о чем-то оживленно болтали между собой, тут же жевали, фотографировались, царапали на колоннах и стенах свои фамилии, смеялись, притопывали под гармошки, напевали знакомые фронтовые песни.
Спотыкаясь на каменном крошеве, Алексей поднялся по ступеням и заглянул внутрь рейхстага. Отбитая лепнина, стекла, разбросанные бумаги и тряпки, перевернутая мебель - все напоминало о недавнем кровавом бое. Пахло гарью. На втором этаже взгляд сержанта уперся в прикрытый вход. Рядом с дверью кто-то прислонил кирку и сверху на стене начертал: «Вот он, русский ключ ко всем замкам Германии!»
        С сотнями других подписей оставил на рейхстаге свой автограф и солдат Алексей Личутин. Подобрав валявшийся под ногами кусок штукатурки, он написал на стене: «Мы добрались до рейхстага из Архан. г. Мезень». Потом подумал и широко, размашисто подписался своей коренной мезенской фамилией.

Подготовлено по материалам газеты "Правда Севера"

Добавить комментарий

Войти с помощью социальной сети. (В зависимости от скорости интернета возможна задержка авторизации до 1 минуты)

   


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Новости Наше имя - на рейхстаге!