Вход

«... В начале века русский народ поддался искушению ленинцев стать интернационалами и создал пролетарскую культуру, подавившую национальные чувства народа. До сих пор политики морочат народ сказками об интернациональном братстве и всеединстве, в то время, когда правомерно и достаточно говорить только о цивилизованной терпимости и сотрудничестве» - узник ГУЛАГа, член Союза писателей России, мыслитель, общественный деятель г. Котласа, Архангельской области М.Д. Пузырёв

Открытый разговор: Россия без русской литературы – не Россия

На фото: А.Тутов и А.Беднов
На фото: А.Тутов и А.Беднов
В последнее время раздаются голоса о том, что русская классическая литература морально устарела и не отвечает запросам современного поколения. Но если даже допустить, что это так, то «устаревшему» должна быть противопоставлена полноценная альтернатива. А ее нет и, похоже, не предвидится. Имен, могущих встать вровень с вершинами русской дореволюционной и советской словесности, на горизонте пока не видно. Да, есть яркие, талантливые авторы, но живых классиков нынешняя эпоха еще не породила. Наряду с реалистической литературой много издается книг в жанре фзнтези, романтической прозы. Но кто из современных романтиков сравнится, например, с Александром Грином, страницы жизни и творчества которого связаны, в том числе, с Русским Севером, Архангельском? Может быть, у молодых талантов просто нет возможности проявить себя? Помочь им мог бы и литературно-бардовский фестиваль «Блистающий мир», который состоится 23-24 августа на Кегострове, где Александр Грин отбывал ссылку. Об отечественной литературе ведут разговор писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

 

Грин – не доллар, а романтик!

Александр Тутов: - В нашей жизни ощущается очень большая нехватка именно романтики. Раньше, может быть, был в чем-то переизбыток ее, и некоторые говорили, что романтика отучает людей от реальной жизни. На самом деле романтика – это то, что украшает нашу жизнь. Всем ведь хочется романтических любовных отношений, романтических приключений, а в последнее время, к сожалению, издается слишком много «чернухи». Ее герои, в большинстве своем – люди, далеко не романтичные, грубые, жестокие.

Анатолий Беднов.: - И бандиты, и те, кто с ними борется…

А.Т.: - Немногим отличаются от бандитов. В литературе сегодня очень мало романтических, красивых героев, как в произведениях Роберта Льюиса Стивенсона, Джека Лондона, Вальтера Скотта.

А.Б.: - Или нашего Александра Грина, проза которого перекликается с творчеством английского писателя-неоромантика начала ХХ века Эдварда Дансейни, действие произведений которого обычно происходит в вымышленных странах. К сожалению, у новых поколений слово «Грин» больше ассоциируется с американским дензнаком, чем с русским писателем. А о том, что он жил в Архангельске, многие не подозревают.

А.Т.: - На нашей территории много романтических авторов жило. Например, Константин Бадигин, Евгений Богданов, Алексей Чапыгин.

А.Б.: - У Чапыгина как раз хватает «чернухи» - и в его исторических романах, и в «Белом ските». Но и на этом мрачном фоне развертываются романтические сюжеты. Такой своеобразный и неоднозначный писатель.

А.Т.: - И среди современных архангельских писателей есть те, кто пишут в романтическом стиле. Романтика – это еще и стихи, и песни. Есть у нас и барды, которые в этом направлении работают. Это – один из жанров литературы. Была эпоха романтизма, пусть будет неоромантизм. Пусть он станет противовесом нашим современных «некрофилам» вроде Сорокина и ряда других авторов.

Классика: срок годности неограничен

Потому и возникла идея проводить такой фестиваль. У каждого классика есть романтические произведения или близкие к ним. Не зря один из современных «некрофилов» Александр Невзоров нападает на классическую литературу.

А.Б.: - Называет ее «литературой, у которой истек срок годности».

А.Т.: - Если быть совершенно пессимистически и упаднически настроенным человеком, можно в это поверить, потому что падение интереса к литературе все-таки отмечается. Но оно отмечается практически у всех видов литературы, не только классической. Наоборот, сейчас многие классики стали возвращаться.

Конечно, надо что-то пересматривать. Некоторые классические произведения на настоящий момент не так сильно влияют на умы, как раньше. Но возьмем гомеровские поэмы…

А.Б.: – Вечные коллизии, бессмертные герои…

А.Т.: - Они по-прежнему читаются, по ним делают постановки. Сколько фильмов по Гомеру снято! То есть классика востребована. Если брать ближе к нашему времени – «Тихий Дон» Шолохова: описание Гражданской войны тоже очень современно, если посмотреть украинские события.

А.Б.: - При этом многие писатели, которые еще не так давно казались «устаревшими», приобретают неожиданно актуальное звучание. Скажем, сюжеты романов Мамина-Сибиряка, образы купцов и промышленников – сравните и сопоставьте с реалиями современной России. Или писатели-народники, также весьма злободневные, потому что темы их произведений –конфликт народа и власти, взаимоотношения человека и государственной машины – не устарели. Образ человека, выступающего против произвола, несправедливости и злоупотреблений власти – тоже из разряда вечных тем.

А.Т.: - Или произведения Салтыкова-Щедрина с образами градоначальников…

А.Б.: - Коррупция, «воруют-с» – это тема, которую нескоро сдадут в архив.

А.Т.: - Тоже современно. Я уже не говорю о такой вещи, как «Бесы» Достоевского, ее инсценировках, предпринятых в последнее время.

А.Б.: - Фильм Хотиненко я бы не назвал удачным.

А.Т.: - Потому что «Бесы» – сложная вещь. Последние постановки произведений Достоевского доказывают современность писателя. А «Война и мир» Толстого? Это - достаточно личное произведение, просто читать его надо в определенные периоды.

А.Б.: - И перечитывать. Просто в школе классику заставляют читать «из-под палки», под угрозой двойки – и отбивают охоту к чтению.

А.Т.: - Литературу надо по-другому преподавать. Есть вещи, которые сложно читать в школе. Нужны ознакомительные уроки, какие-то вещи просто надо рекомендовать к прочтению, и, в первую очередь – классику. А современные авторы все-таки должны пройти проверку временем. Я уже не говорю о детской классической литературе. Она всегда современна, потому что писать для детей не так просто. Сегодня надо воспитывать интерес к литературе. Многие сейчас начинают активно читать после окончания школы. И пробуют сами писать. А когда ты начинаешь писать, то начинаешь интересоваться литературой. Раньше было проще издать книжку, потому что сейчас она может затеряться в море литературы. Поэтому нужна государственная поддержка романтической и патриотической литературы, которая воспитывает читателя. «Три мушкетера», «Записки о Шерлоке Холмсе» – это же все романтические произведения.

А.Б.: - Они породили массу продолжений и подражаний. Не так давно прочел роман современного английского автора, где Холмс в викторианской Англии борется против педофилов. У «Острова сокровищ» есть несколько романов-продолжений. Так же и другие знаковые произведения приключенческого жанра. Им начали подражать еще при жизни. Например, сравните «Графа Монте-Кристо» Дюма и «Матиаса Шандора» Жюля Верна. Один классик вдохновился сюжетом другого.

А.Т.: - В этом в принципе ничего плохого нет.

А.Б.: - А у Александра Грина есть известная повесть «Фанданго», которая неожиданно перекликается с повестью Мирчи Элиаде (румынский писатель, этнограф и историк религий) «У цыган».

А.Т.: - Так же, как произведения братьев Стругацких и Станислава Лема перекликаются. Не по сюжету, но по замыслу.

Поддерживать надо не только классику, но и современных молодых писателей – конечно, не литературу «андеграунда». Кстати, если смотреть не только на литературу, но и, например, изобразительное искусство – классическая живопись тоже более сильна, чем многие модерновые вещи.

Модерновое – хорошо забытое старое

А.Б.: - Которые на самом деле далеко не модерновые. Возвращаясь к литературе: поэты-футуристы, которых считают ниспровергателями классических традиций, в то же время вдохновлялись народным фольклором, как, например, Велимир Хлебников, Василий Каменский.

Или: существует в сегодняшней России так называемая гламурная проза и поэзия. Но родилась она не сегодня. Был сто лет назад гламурный поэт Игорь Северянин, вошедший в историю как литературный курьез.

А.Т.: - А если обратиться еще раньше – поэзия трубадуров, миннезингеров.

А.Б.: - А еще раньше – японская придворная писательница Сэй Сёнагон, также преуспевшая в гламурном жанре. Или возьмем панк-поэзию. Она тоже родилась не сегодня. В начале ХХ века жил поэт-футурист Александр Крученых, прославлявший в стихах поросят и прочие неэстетичные вещи.

А.Т.; - А еще предтечей панк-литературы можно назвать киников. Вспомните хотя бы Диогена, сидевшего в бочке. У меня есть книга «Философия кинизма» с отрывками из произведений киников, очень напоминающими панк-поэзию.

А.Б.: - Предтечей наших писателей-сатириков можно считать Лукиана.

А.Т.: - Комедии Аристофана…

А.Б.: - Критика феминизма («Женщины в народном собрании») – тоже весьма актуально.

А.Т.: - Если взять древних классиков, описывавших исторические события, войны – Плутарха, Полибия, Тита Ливия – они тоже очень современны. Да, сейчас оружие другое, но поведение людей на самом деле не так изменилось.

То, что раньше было доблестью – остается и сейчас доблестью, то, что раньше было подлостью, остается подлостью. Как тогда могли кого-то оболгать, так и сейчас могут оболгать. Я прочитал все до единого произведения Шекспира. Они – базовая основа для тех, кто хочет заниматься драматическими произведениями. Так же, как Еврипид, Эсхил. Хотя и Шекспир во многом брал сюжеты из произведений более ранних авторов.

Я думаю, что наш гриновский фестиваль тоже внесет свой кирпичик в построение более светлого мировоззрения. Все, что ты несешь, то и получаешь.

Когда мир развивался достаточно гармонично, было много утопий. А когда это гармоничное развитие стало тормозиться появлением различных проблем, появилась масса антиутопий.

А.Б.: - Первой антиутопией было «Откровение Иоанна Богослова». В то время развелось много ложных «мессий», лжепророков, сект – и стали появляться апокалипсические сочинения, которые рассказывали, к чему это в итоге может привести.

А.Т.: - И сейчас антиутопий появляется все больше. Достаточно посмотреть фильмы с катастрофами, гибелью цивилизации. И фантастика стала достаточно мрачной. А у такого классика жанра, как Толкиен, при всем тяжелом, мрачном сюжетном фоне герои все равно приходят к свету, к надежде.

А.Б.: – Так же, как и в произведениях Грина. Если говорить о русской приключенческой литературе, ее порой упрекают в том, что она не сумела создать произведения уровня Джека Лондона или Майн Рида. На самом деле, та же тема золотоискательства в нашей литературе – и в русской, и в советской (вспомним Олега Куваева) – широко представлена. Но дело все в том, что отечественные романисты больше сосредоточивали внимание на социальной проблематике, порой принося ей в жертву захватывающие сюжетные ходы. А вот что действительно было незаслуженно обойдено вниманием наших романистов, так это борьба за русскую гегемонию в Азии, «Большая игра». Ничего, сопоставимого по уровню с Киплингом или хотя бы Джорджем Фрейзером, написано не было. Может быть, современные литераторы наверстают упущенное предшественниками?

Россию сегодня невозможно представить без русской литературы разных жанров. Если убрать из русской цивилизации ее литературную классику, она потеряет существенную часть своего величия, провинциализируется.

Это все равно, что отделить от России Сибирь и Русскую Арктику – это будет уже не Россия, а восточноевропейское государство средней руки.

А.Т.: - Получается, что все большие жанры – это классика. Так что читайте классику! И современную литературу тоже. Потому что тот, кто читает книги, гораздо дольше сохраняет ясность ума и добивается своих целей.

Добавить комментарий

Войти с помощью социальной сети. (В зависимости от скорости интернета возможна задержка авторизации до 1 минуты)

   


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Открытый разговор: Россия без русской литературы – не Россия